Сенницы. Усадьба и владельцы

 

История в лицах
Мария ДУБРОВСКАЯ.
Фото В.СИЛЬЧЕВА
и из книги «Сенницы. Усадьба и владельцы».

НА ГРАФСКИХ РАЗВАЛИНАХ


Как правильно –
«Синицы» или «Сенницы»?
Да только что от этого изменится?..
Жизнь разбросала нас – кого куда.
Но там все так же солнце
летом ленится,
И так же куры квохчут за поленницей,
И детвора купается в прудах…

К. Букринский.



Есть в Озерском районе, близ реки Осетр, село Сенницы с чрезвычайно интересным прошлым, связанным с замечательными событиями и людьми. Когда-то эти люди вершили российскую историю. А ныне лишь немногие свидетельства, архивы, развалины сенницкой усадьбы да витающие над ними легенды напоминают о деяниях великих мира сего…

Дела давно минувших дней
Село Сенницы расположено на левом берегу одноименной речушки, превратившейся ныне в сущий ручеек. Названа Сенничка (или Синичка, отсюда и по-разному произносимое название села, Сенницы-Синицы) так потому, что когда-то ей хватало сил заливать прибрежные луга, питать их водами и способствовать, таким образом, богатым урожаям сена.
При археологических раскопках в этих местах была найдена гончарная керамика, датируемая XII – XIV веками. Значит, уже тогда поселение существовало. Было оно значительно больше, чем сейчас, и включало в себя три слободы. Последняя из них, Кудрино, тянулась аж до берега Осетра. Однажды кудринские крестьяне стали свидетелями необычного зрелища – по реке плыли нарядные струги. То Иван Грозный с сыном Иваном двигались в Зарайск поклониться чудотворной иконе Николы Заразского. Предание гласит, что, возвращаясь обратно, царь узнал об изгнании крымских татар из Серпухова. Иоанн распорядился сделать остановку, разобрать один из стругов и выстроить церковь в ознаменование победы. Позже вокруг церкви возник и погост, называвшийся Спас-Дощатый. Сейчас на месте кудринской слободы раскинулся лес, именуемый «Сечи».
Интересна сельская церковь, храм Вознесения Господня, построенный в нынешнем его виде еще сподвижником Петра I князем Матвеем Петровичем Гагариным (скорее всего, в другом виде храм существовал и ранее – ведь в Платежных книгах 1595 года Сенницы уже числятся селом). Сохранилась даже одна из надгробных плит князей Гагариных – в стене нижней церкви. После революции 1917 года церковь была варварски разграблена, а последний священник - расстрелян в 1937 году. В храме, как это было заведено в те времена, устроили склад. Вновь действовать храм Вознесения начал лишь несколько лет тому назад…

 

Но самый большой интерес у забредающих в Сенницы туристов и отдыхающих вызывает бывшее графское имение, ныне разрушенное и разоренное, но прочно окутанное флером тайн и историй. Это почище «Бронзовой птицы»! Кстати, и сокровища там пытались искать, да все напрасно.
Как причудливо тасуется колода…
В конце XVI – середине XVIII веков Сенницы принадлежали князьям Гагариным. Род этот в истории небезызвестен и ведет свое начало аж со Всеволода Большое Гнездо (его младший сын и стал родоначальником Гагариных). Из всех князей наиболее колоритной фигурой был Матвей Петрович Гагарин, как уже упоминалось, сподвижник Петра Великого. Он не только построил каменную церковь вместо деревянной, но и обзавелся в Сенницах очень неплохим домом со слюдяными окнами и одной из комнат, обитой кожей и содержащей дубовую мебель (роскошь по тем временам). И это было только одно из многочисленных имений. Дело в том, что у Гагарина во власти была целая Сибирь, золотое дно, из которого князь успешно тянул денежки, – подобно нынешним олигархам. Только вот в отличие от современного правительства, Петр, когда узнал о злоупотреблениях, жестоко покарал Матвея Петровича. Он был повешен в Санкт-Петербурге, на площади перед Сенатом, в назидание другим лихоимцам. Похоронен князь был в фамильной усыпальнице в сенницкой церкви. Имение унаследовал сын казненного Алексей Матвеевич. Через него село и усадьба попадают к не менее известным в истории государства Российского аристократам – князьям Голицыным.
Дело в том, что, согласно «Запискам императрицы Екатерины Второй», ее тогдашний камергер, позже - фельдмаршал, Александр Михайлович Голицын, влюбился во фрейлину императрицы Анастасию Гагарину. Но пока он просил руки девицы у государыни, молоденькая и хорошенькая Анастасия Алексеевна слегла с горячкой и, когда разрешение было уже получено, безвременно умерла. Князь позже утешился, женившись на ее сестре, красавице Дарье. Супруги Голицыны были в числе приближенных к Екатерине II, вели светский образ жизни и постоянно устраивали балы, впрочем, все больше в Санкт-Петербурге. А в Сенницах Александр Михайлович выстроил новый дом (кстати, на том же самом месте воздвигнет потом свои хоромы последний владелец имения граф Келлер).
Голицыны были бездетны, и усадьба с селом после кончины Александра Михайловича и Дарьи Алексеевны перешли к старшей сестре княгини, Анне, а от той – к дочери Софье Матюшкиной, ставшей позже графиней Виельгорской. Затем имение досталось сыну Софьи Дмитриевны, Михаилу.
Граф Михаил Юрьевич Виельгорский был дружен со многими великими и известными русскими писателями и поэтами, в том числе с Пушкиным, Лермонтовым, Гоголем, Тургеневым. Был знаком с Шопеном, Листом, Шуманом… Сам был прекрасным музыкантом, композитором и литератором, имел блестящий ум и образование. При Павле I получил звание гофмаршала. Меценатствовал, помог Гоголю издать «Мертвые души», поставить на сцене «Ревизор»… Однажды Карл Брюллов взялся написать портрет поэта Жуковского, а затем граф Виельгорский и сам Жуковский продали его за 500 рублей августейшему семейству. На деньги, добытые таким хитроумным способом, был выкуплен Тарас Шевченко, бывший крепостной обрел волю... Как писал Пушкин, именно граф Виельгорский подал ему идею для будущего «Медного всадника», некоторых стихотворений. Михаил Юрьевич был и у смертного одра гениального поэта… Несмотря на все замечательные качества, таланты и деяния, Виельгорский остался незамеченным в русской истории (его имя упоминается лишь в записках знаменитых друзей), незамеченным в лучах славы Пушкина, Лермонтова, Гоголя и других. Кстати, с Гоголем Михаил Юрьевич чуть было не породнился: тот был увлечен его дочерью Анной или, как ее называли домашние, Анолиной, Нози. Но в браке писателю было отказано, и Анна чуть позже стала княгиней Шаховской и рано умерла, оставив дочь Марию. Эта самая дочь и стала последней владелицей Сенниц, графиней Келлер…
Но не будем забегать вперед, стоит упомянуть еще один эпизод из жизни Михаила Виельгорского. После смерти своей жены Луизы Карловны (кстати, внучки регента Бирона) и сына Михаила (еще один сын, Иосиф, умер раньше), граф приехал в Сенницы. Было это в 1856 году. Там он музицировал для соседей, бродил по роскошному парку и вспоминал, быть может, дни ушедшие, когда жива была умница Луиза Карловна, по имению бегали его дети, а сельские девушки в ярких сарафанах рвали липовый цвет… Сейчас те липы целы и составляют замечательную аллею. Вот только рвать цвет с них уже нельзя – слишком высоки… По прибытии из Сенниц в Москву граф Виельгорский скончался.

Звезда и смерть графов Келлеров
Последними владельцами сенницкого имения стали граф Федор Эдуардович Келлер и его супруга Мария Александровна, в девичестве Шаховская. Графиня проводила в Сенницах немало времени, да и граф заново отстроил усадьбу, разбил роскошный парк… Вот почему бывшее имение до сих пор называют графским – именно Келлеры остались в памяти местного населения, сохранилась и часть их вещей, построек. О них говорят как о мудрых и благородных людях. До недавних пор были живы даже очевидцы событий начала XX века (не знаю, к сожалению, в здравии ли они сейчас). С М.Е. Макуниной и А.И. Астахиной удалось побеседовать Н.К. Букринской, автору книги «Сенницы. Усадьба и владельцы», вышедшей в этом году. Нина Константиновна, которую давно интересовала судьба людей, живших в Сенницах, и история самой усадьбы, буквально по крупицам, используя архивы, литературные источники и рассказы людей, восстановила ход событий. Мне же удалось побеседовать с потомками тех самых крестьян, что общались некогда с графиней Марией Александровной Келлер. Однако обо всем по порядку.
Ко времени женитьбы на 21-летней Марии Шаховской Федор Эдуардович Келлер уже был известным в России военачальником, героем русско-турецкой войны. Через год после венчания у супругов родился сын Александр, а чуть позже - дочь Мария. Правда, девочке суждено было прожить лишь девять лет. Однажды, катаясь на санках в Сенницах, она неудачно съехала с горы и ударилась головой о дерево. Спасти девочку врачи не смогли. Безутешный отец распорядился возвести на территории усадьбы усыпальницу, остатки которой сохранились и доселе. Над гробницей была сооружена оранжерея, наполненная тропическими растениями. Жительница Сенниц Зинаида Сергеевна (фамилию не назвала) рассказывала, как мать живописала этот роскошный мини-сад, обрамленный всегда цветущими розами. Среди растений виднелось распятие с лампадой. «В обстановке этой усыпальницы есть что-то необычное, радостное, чувствуется какая-то светлая христианская надежда, не затмеваемая черной тенью смерти…» - так писал о фамильном склепе графов А. Г. Авчинников в своей книге «Памяти Ф.Э.Келлера». Среди крестьян ходили легенды, что после смерти графа Келлера супруга распорядилась подвесить гроб с телом на цепях. Интересная версия, чем-то напоминает сказку Пушкина. Граф на самом деле был похоронен в фамильной усыпальнице, там же позже был погребен его трехлетний внук Федор. Но никаких цепей и в помине не было.
Во времена Келлеров Сенницы были богатым селом. Крестьяне занимались не только земледелием, но и ткацким делом - у некоторых в горницах стояли деревянные ткацкие станы. Были в селе и небольшие кирпичные заводики. При Келлерах работали даже электростанция и мельница. Правда, с приходом советской власти все это закрыли и "реанимировали" лишь позже. "Я девчонкой туда бегала. И очень боялась мельника - грозного такого, всего в муке" - смеется Зинаида Сергеевна. В разрушенном здании обнаружились остатки некоего механизма с датой выпуска - 1940 год. Видимо, электростанция (или мельница?) просуществовала достаточно долго, хотя сейчас от здания остался один остов.
Графиня Мария Александровна построила в Сенницах школу, больницу, богадельню и содержала их. Была попечительницей Сенницкого земского училища. Помогала неимущим крестьянам деньгами. Все погорельцы шли к ней. А так как дома часто вспыхивали из-за детских шалостей (малыши оставались дома, пока взрослые были заняты работой), графиня придумала организовать детские ясли. Бесплатные, конечно. Там ребятишек кормили, за ними приглядывала специально приставленная воспитательница и дети постарше. Питомцам даже сшили специальную одежду для яслей. А когда за детьми приходили родители, кормили и их, тоже бесплатно. Еще и баранок давали с собой.
Графиня приезжала в Сенницы на лето, и по этому поводу в селе устраивался большой праздник. Приезда ждали, как манны небесной. Всегда выходили встречать, заранее готовили усадьбу. Мария Александровна привозила с собой подарки и щедро одаривала крестьян деньгами. А с наступлением вечера устраивался фейерверк, посмотреть на который приходили даже из окрестных деревень. Гулял народ в такие дни до утра. Да и в барском доме шло веселье.
В то время на территории, прилегающей к усадьбе, был разбит роскошный парк с несколькими аллеями. Конечно, его созданием занимались и предыдущие владельцы, начиная с Гагарина (ведь вначале эта местность была безлесной). Но основные посадки велись при Келлерах. Этим занимался ученый-лесовод Рудольф Юльевич Обрехт. Даже сейчас, если приглядеться, можно увидеть великое разнообразие деревьев, собранных со всех уголков земного шара. Есть здесь манчжурский орех, австралийская ель, потрясающие лиственничная, дубовая, липовая аллеи... Мария Александровна Келлер, любившая бродить по парку, устроила хитроумный лабиринт - чуть углубленные дорожки петляли меж деревьев и несведущих могли завести в тупик или водить по кругу. Деревья в парке были посажены в геометрическом порядке, рядом благоухали великолепные цветы и кусты сирени, неподалеку размещались плодовые сады…
Спокойная, размеренная жизнь графини и ее «подопечных» была прервана трагическим известием: 18 июля 1904 года в бою с японцами (шла русско-японская война) граф Федор Эдуардович Келлер погиб. Был он тогда в чине генерал-лейтенанта. Просясь на эту войну, граф, тогда уже отставник, писал императору: «Жизнью я не дорожу, карьеристом никогда не был, и влечет меня вовсе не жажда отличий». Если рассмотреть послужной список Келлера, становится ясно, что карьеристом он действительно не был, жил и умер во славу Родины. В последний путь графа провожали толпы сенницких крестьян, а также делегации из Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринослава… Фамилия графа Келлера выбита на почетной доске российских героев в церкви Пажеского корпуса, ныне – Суворовского училища, а в Зарайске установлен мемориальный комплекс «Защитникам русского государства, гражданам Зарайского уезда, генерал-лейтенанту Ф.Э. Келлеру и генералу А.П. Меженинову».
Сенницы принадлежали тогда к Зарайскому уезду, да и сейчас этот район начинается прямо за лиственничной аллеей. Все изменила революция. Вихрь ее сметал все на своем пути. Добрался он и до сенницкой усадьбы. Графиня Мария Александровна тайно покинула имение то ли в 1919-м, то ли в 1920-м году и некоторое время жила в Зарайске в семье Нолле. Затем графине удалось перебраться во Францию вместе с внучкой Машей, вскоре к ним присоединился и сын Марии Келлер Александр со своей семьей.
Узнав, что имение покинуто, местные жители сначала не посмели нарушить его границ – из уважения к хозяевам. Лишь когда по распоряжению властей началась «экспроприация», население ринулось за лакомыми кусками. Хватали даже фотографии, говорят, ими тогда был усеян весь дом. Разорили и усыпальницу – искали золотую шпагу, которой был награжден граф Келлер. Александра Ивановна Астахина рассказывала, как девчонкой она лазала в склеп – там, в глубине, стоял открытый гроб графа и еще два небольших гроба, а рядом стояли необыкновенной красоты венки из розового мрамора… Куда делись потом тела, неизвестно, да только при советской власти в усыпальницу стали сваливать силос.
До недавних пор в парижском доме престарелых жила (а может, и сейчас жива) Мария Александровна Келлер-Шаховская, та самая Маша, с которой бежала во Францию графиня Келлер. В 2002 году ей было 92 года, но она прекрасно помнила события начала XX века и свое родовое поместье. Кстати, фамилия ее матери была добавлена к отцовской, как знак исчезновения рода… Последний граф Александр Федорович Келлер покоится на кладбище Сен-Женевьев-Де-Буа в предместье Парижа. Простой крест на его могиле вскоре будет убран – французы довольно быстро продают землю вновь, если за захоронением никто не ухаживает.
Печально я гляжу…
Графского дома давно уж нет: его сжег проворовавшийся директор детского дома, располагавшегося там какое-то время. Дом горел неделю, и его никто не тушил, вспоминала Александра Ивановна Астахина, очевидица событий. Многие вещи из имения были переданы Зарайскому музею, в том числе богатейшая библиотека, зоологическая и орнитологическая коллекции, собранные Александром Федоровичем Келлером, его гербарии, а также фотографии, мебель, утварь… Большая часть переданного была утрачена.
А в имении сохранилось обветшавшее здание, в котором располагалась когда-то кухня и жила графская экономка. Там и сейчас живут люди. Галина (фамилию не назвала) приехала сюда отдохнуть из Серпухова. Говорит, что часть дома принадлежит ей по праву, есть и соответствующие документы. Вполне возможно, ведь во время Великой Отечественной войны туда были заселены погорельцы, а позже они получили документы на это жилище взамен сгоревших домов. Сейчас, правда, периодически наносят визиты какие-то люди из Москвы и требуют очистить помещение. Мол, государственное оно.
Дело в том, что усадьба представляет собой историческую ценность. И вспомнил про нее не так давно Государственный музей «Московский Кремль», взял часть земли в аренду и решил устроить в наиболее сохранившихся зданиях – бывшей конюшне (она же школа) и доме управляющего Обрехта - пансионат для своих сотрудников. Здания были отреставрированы, и очень неплохо – денег потрачено уйма. Внутри, правда, все оформлено не под старину, там евроремонт с ковролином на полах. Но снаружи здания выглядят очень старинно и благородно. Затея была неплоха, и в ней, надо заметить, принял участие покойный ныне Герман Титов. Начали, вроде бы, приводить в порядок парк… да тут пришла к власти новая начальница – «Московский Кремль» возглавила Елена Гагарина. Исторический парадокс: фамилия, с которой началась судьба усадьбы, всплыла вновь – некоторые видят в этом дурной знак, мол, с чего началось, тем и закончится. Только вот Елена Юрьевна к тем князьям никакого отношения не имеет. А вот к первому космонавту – самое прямое, она дочь Юрия Алексеевича Гагарина. Так вот, приехала как-то Гагарина в Сенницы, осмотрела все и «махнула шашкой»: «Нам это не нужно. Слишком далеко». И остались отреставрированные и «упакованные» дома стоять, а стережет их табличка, запрещающая вход. Гагарина почему-то передала усадьбу в ведение Министерства культуры, хотя не имела на это никакого права – земля-то была в аренде. Однако, вероятно, поэтому и стали заявляться к местным жителям некие бесцеремонные личности.
А еще на территории имения, прямо на месте разрушенного графского дома, вот уже несколько лет подряд поселяется трудовой лагерь из столицы. Интернатские детишки под надзором старших пытаются «привести в порядок парк». Разрыли лабиринт, отчего вековые деревья стали сохнуть. Их методично вырубают. Как говорят местные жители, лагерь стремится отвоевать себе постоянное место дислокации, расчищает, так сказать, плацдарм.
Может, конечно, я и не права, критикуя некоторые начинания. Но как-то уж слишком бессистемно все делается. А ведь, вспомним, даже парк-лес сажался по системе. Сейчас он зарос, и лишь изредка мелькнут в траве мелкие маргаритки – потомки тех, что цвели шапками на огромных клумбах. Каскад прудов обмелел из-за построенного шлюза, зарос и загажен гусями. По усыпальнице бродит ветер и летают фантики. Лишь деревянный крест (явно не вековой давности) напоминает о скорбной миссии постройки.
Что с тобой будет, сенницкая усадьба? Погибнешь ты, как болтают злые языки, или найдутся-таки новые меценаты в родном крае, которые займутся твоим восстановлением? А может, когда-нибудь здесь еще будут водить экскурсии гиды?..

P.S. Автор сердечно благодарит Н. К. Букринскую за предоставленные материалы. Почему Петр в Сенницы не поехал

- Ух ты, какие большие деревья! А сколько же их надо выращивать, чтобы они такими стали?
- Смотри, какое дупло! Наверное, здесь граф Келлер прятал свои заначки?
Такие реплики раздавались, когда мы приехали в родовое имение Гагариных-Келлеров, что в селе Сенницы Зарайского района.


Кто такой граф Келлер? Не знаете? А вот ребята из коломенского и озерского центров помощи семье и детям ?Гармония? и ?Подсолнух? теперь знают. И легенды разные про тайны графского имения могут рассказать. А все благодаря замечательной экскурсии, организованной для них общественной организацией российских немцев ?Зееманнсланд?.
Пока ехали в Сенницы, решили не упускать возможности и заглянуть в Озерский краеведческий музей. Ведущий экскурсовод и хранитель музея Николай Семенович Пирязев с легкостью заинтересовал ребят разнообразными находками, сделанными на территории Озерского края: вот тебе монетки-чешуйки с ноготок величиной времен Ивана Грозного, а вот копье, то ли русское, то ли татарское - историки так и не решили. А вот и иллюстрация выражения ?не лезь на рожон? под стеклом лежит. Слышали такое? Неспроста оно пошло, ведь ?рожон? - древнее оружие русских войск, и в музее на него посмотреть можно. А еще мальчишки с широко распахнутыми глазами взирали на отлично сохранившийся трофей русского воина - кайзеровский шлем времен первой империалистической войны. А уж когда им разрешили потрогать осколок немецкой бомбы, детские сердца окончательно растаяли!
Последний аккорд перед отправлением в усадьбу - картины озерских художников, запечатлевших те самые места, которые через несколько минут нам предстоит увидеть вживую.

Графские развалины
До сего времени от усадьбы сохранилось не так уж много: хозяйский дом сгорел дотла, от остальных же построек остались лишь полуразрушенные стены. Да и само имение в запустении: вместо диковинных цветов и экзотических растений в оранжерее Роз - лопухи и крапива. Существует легенда, что пока останки графа не найдут должного упокоения, возрождения его бывшим владениям не будет. Может, и не легенда это вовсе. А как иначе объяснить тот факт, что пробовали многие привести усадьбу в порядок, да только не вышло ничего?..
А когда-то здесь было целое ?государство в государстве? со своей прачечной, мельницей, в которой до сей поры сохранился огромный жернов, и даже электростанцией, настолько мощной, что, когда в 18-м году пролетарии вывезли электродвигатели в Зарайск, их мощности хватило на освещение половины города.
- История поместья начинается с князя Гагарина - одного из приближенных Петра 1, - рассказывает Николай Семенович. - Гагарин выполнял особые миссии царя - участвовал в строительстве каналов, которые мечтал построить Петр. И в своей усадьбе решил осуществить оригинальный проект: по его приказу было выкопано пять прудов разного уровня и величины, так, что получался переход воды из одного пруда в другой - с 1,5-метровыми водопадиками. Существует много легенд о богатствах, которые есть где-то на территории имения. Но, наверное, главное богатство - на дне этих прудов. Известно, как они строились: на месте будущего пруда выкапывалась чаша, выкладывалась глиной, кололись дубовые плахи в рост человека, ими выкладывалось дно. Вот если пролежали они в воде 300 лет - это мореный дуб высшего качества. Уже после 10 лет мореный дуб приобретает крепость железа, а этот, наверное, может цениться на вес золота. Даже у Ивана Грозного трон был из мореного дуба.
Когда-то в прудах водились стерляди, сейчас остались только карпы по 15 кг веса, плотва и окуни. Вода здесь чистая, родниковая.
- Водичку можно попробовать, - разрешает экскурсовод, - не бойтесь простудиться. Никогда не простудитесь - она целебная.

Серебряная дорога
Возвращаемся от родника и выходим на главную дорогу, ведущую в барский парк и дом: здесь еще сохранились остатки графской булыжной мостовой, которая сверху посыпалась песком: для мягкости. С дорогой тоже связано предание: дескать, позвал князь Гагарин - губернатор Сибири и богатейший человек - самого Петра в гости на новоселье да и решил ему уважение выказать: выстлал дорогу серебряными монетами. Вот только реакция рачительного Петра, роскошь презиравшего, была вовсе не такой, на которую рассчитывал князь. Рассердился Петр, плюнул на дорогу и в гости не поехал.
- Вы, ребята, смотрите повнимательней, мы сейчас пойдем по этой дороге, - серьезно говорит экскурсовод. - Может, монетки какие остались?
Монеток мы, конечно, не нашли. Зато поглядели на графский фонтан, выполненный в форме то ли креста, то ли мальтийской розы, струи которого когда-то били ввысь на 18 м. Посетили и самое печальное место - фамильную усыпальницу Келлеров, оскверненную и разграбленную после революции, подышали свежим воздухом в лиственной аллее - самой длинной в графском парке, аж в 3 км - в которой планировали устраивать скачки? Говорят, это место особенно прекрасно осенью: когда желтеющая хвоя осыпается, идешь, будто по персидским коврам!

Печальная судьба
Усадьба досталась графу Келлеру от князей Гагариных: дочь именитого рода, предки которой были приближенными царей, вышла замуж за немца. И, поскольку наследников у Гагариных не было, род их пресекся, положив русско-немецкое начало роду Келлеров. Ну а сам граф - видный военачальник, историк и политик, награжденный почти всеми орденами Российской Империи и даже некоторыми иностранными - судьбу имел печальную. В русско-японской войне Иоанн Теодорович Келлер трагически погиб, будучи в звании генерал-лейтенанта. Из Маньчжурии был заказан специальный поезд, которым его везли до Зарайска - тогда уездного города, где в церкви состоялось отпевание. Оттуда на руках гусары несли гроб до Сенниц, второе отпевание состоялось уже здесь, возле имения, где его и похоронили. А через 14 лет гробницу разрушили: легенда о золотом оружии, с которым якобы похоронен граф, сыграла с ним злую шутку. В поисках драгоценностей вандалы осквернили усыпальницу, а чтобы замести следы, расправились и с останками. Где они покоятся сейчас, не знает никто.
?Возвращались ребята с экскурсии под впечатлением и с памятными ?сувенирами?. Кто кусочек от булыжника с графской мостовой захватил, кто голубоцветый барвинок - единственное растение из некогда роскошной оранжереи Келлера, ?ушедшее? в дикую природу и адаптировавшееся к новой жизни. А по дороге еще долго графа Келлера вспоминали?
Елена СТРЕЛЬЦОВА

"Региональные вести"
Описание окружающей местности
В небольшом, затерянном среди полей и лесов селе Сенницы стоит величественный храм Вознесения Господня, сильно напоминающий по пропорциям и композиции знаменитый храм Покрова в Филях. Храм относится к редкому типу "под звоны", то есть ярус звонов расположен над основным объемом храма, а не в отдельно стоящей колокольне.
Построен храм одиозной личностью своего времени, князем М.П.Гагариным, о чем говорит горделивая надпись на верхнем восьмерике. Князь был при Петре I губернатором Сибири, прославился своими хищениями и мздоимством, был вызван в Петербург, судим и повешен перед окнами Юстиц-коллегии.
Но еще до этих печальных событий, в 1709 году он успел построить в своем имении столь необычный для села храм в стиле московского барокко.
Ныне храм возрождается, здесь проводятся богослужения.
Обходя вокруг храма, обратите внимание на белокаменную плиту, вмонтированную в северную стену храма. Прочитать надпись под силу разве что специалисту по древнерусской письменности. Но любой сумеет определить порядковый номер в современном алфавите последней буквы верхней строки надписи. Уменьшите его на единицу, и получите число A.
Продолжим экскурсию. Сохранившиеся до наших дней постройки усадьбы относятся к концу XIX- началу XX вв., когда усадьбой владел Ф.Э.Келлер, реконструировавний ее в духе романтизма. Это, прежде всего, дом управляющего, флигель (главный дом не сохранился), конюшня, дом для прислуги, электростанция и наконец, фамильный склеп Келлеров.
В точке N54° 51.803 E 38° 45.027 вы сможете увидеть некоторые из этих строений. Конный двор сооружен на рубеже XIX-XX вв. Он представляет собой кирпичное оштукатуренное здание на белокаменном цоколе, стилизованное под архитектуру средневекового европейского замка с двумя башнями. Башни украшены флажками-флюгерами. Количество "хвостиков" у любого из флажков - число B.
По соседству с конным двором расположился дом управляющего, построенный в конце XVIII века. Верхний этаж предназначался для управляющего, нижний - для хозяйственных нужд.
При желании можно поискать и осмотреть и другие постройки, уцелевшие от усадьбы. Например, полуразвалившееся кирпичное здание внизу у моста - очевидно, электростанция.
А мы приглашаем вас на замечательную видовую точку: N 54° 51.617 E 38° 45.182. Здесь можно не только полюбоваться видами на село, храм и озеро, но и устроить небольшой пикник. Не забудьте спуститься вниз, к источнику, и набрать ключевой воды.

Добраться до Сенниц можно на общественном транспорте: от Старой Коломны (или Ступина) автобусом на г.Озеры 35-36 км, местным автобусом на Сосновку - 15 км.
 

Вознесенская церковь в Сенницах Озерского района Московской области. 30 июня 1954 года

Вознесенская церковь в Сенницах Озерского района Московской области.
30 июня 1954 года

Вознесенская церковь в Сенницах Озерского района Московской области. 6 июня 1976 года

Вознесенская церковь в Сенницах Озерского района Московской области.
6 июня 1976 года

Церковь Рождества Богородицы в селе Клишино Озерского района Московской области в заброшенном виде, но со следами былого декора. 6 июня 1976 года

Церковь Рождества Богородицы в селе Клишино Озерского района Московской области в заброшенном виде, но со следами былого декора.
6 июня 1976 года

 

У Ч Е Т Н А Я К А Р Т О Ч К А
Название Церковь Вознесения Господня в Сенницах
Обиходные названия Вознесенская церковь
Шифр 5022023
Тип постройки церковь
Дата основания не позже XVI в.
Дата постройки последнего здания 1707 (см. постройки той же эпохи)
Историческое исповедание Православная
Современная принадлежность РПЦ МП
Статус действ.
Адрес на 1917 г. Рязанская губ., Зарайский у., с. Сенницы
Современный адрес Московская обл., Озерский р-н, с. Сенницы
Краткое описание Центрический храм на высоком подклете, завершенный тремя убывающими по ширине восьмериками, интересный образец московского барокко. Выстроен на средства князя М. П. Гагарина. В подклете располагался придел мч. Матфея (с 1877 - Георгиевский). Закрыт в 1930-х. Открыт в 1991, ремонтируется.


В 1899 году Ф.Э.Келлер стал губернатором Екатеринослава, но началась русско-японская война, и в 1904 он добровольцем пошел на фронт, был смертельно ранен. Похоронен в семейной усыпальнице в Сенницах. При Келлерах усадьба пережила самые лучшие годы. На рубеже XIX-XX веков построен новый дом в английском стиле с готическими окнами, башнями, каменными террасами. В доме были собраны богатые 

коллекции живописи, монет, оружия; была хорошая библиотека. Кое-что сохранилось в коллекции Зарайского музея.

Сенницы - старая русская усадьба, красота и очарование которой надолго остаются в памяти. Усадебные постройки разбросаны далеко друг от друга по берегам речек Сенница и Осетр. Часть строений отреставрирована, часть - в запустении. Более живописна парковая зона с разрушающейся мельницей и служебным флигелем на горе. Парк - просто великолепен.
Но... немного истории. В конце XVI века Сенницами владели А.Ф.Гагарин и Б.И.Есипов. Князь Афанасий Федорович Гагарин сидел воеводой в Калуге, затем в Томске. Он был обвинен в казнокрадстве, но после смерти вдове простили его долги. Сенницы остались у Гагариных. Из владельцев усадьбы особенно прославился губернатор Сибири Матвей Петрович Гагарин, при котором в Сенницах была возведена каменная Вознесенская церковь. Он построил в Тобольске каменный Кремль, передал царю Петру замечательную коллекцию золотых изделий и сибирских драгоценных камней. Но злоупотреблениям его не было конца: казнокрадство, взятки, ограбления купцов... После расследования в 1721 году М.П.Гагарин был казнен, Сенницы конфискованы вместе с прочим имуществом. Однако в 1730 году усадьбу вернули Гагариным, и в 1771 году Матвей Алексеевич Гагарин вместо деревянного выстроил двухэтажный каменный дом с подвалом и мезонином. Следующей владелицей Сенниц стала сестра М.А.Гагарина Анна, в замужестве Матюшкова, любимица Екатерины II. Ее дочь Софья, унаследовавшая усадьбу, вышла замуж за генерал-поручика польских войск Юрия Михайловича Виельегорского, известного музыканта, преподававшего в Петербургском филармоническом обществе. Позже Сенницами владели их сыновья Матвей и Михаил. Последний был близко знаком с Карамзиным, Жуковским, Вяземским, Пушкиным, Лермонтовым, Гоголем. Особенно дружен М.Ю.Виельегорский был с А.С.Пушкиным, даже стал крестным отцом его дочери Натальи. Михаил написал музыку к песне Земфиры из поэмы "Цыгане" (Старый муж, грозный муж...). Писал он музыку и к другим стихам Пушкина. После смерти поэта Виельегорский стал одним из опекунов над детьми и имуществом Пушкина. После кончины М.Ю.Виельегорского Сенницы перешли к его дочери Анне. Ее муж, князь Александр Иванович Шаховской, занялся переустройством имения. В первой половине XIX века был выстроен новый двухэтажный дом в стиле позднего классицизма. За домом был разбит регулярный парк, планировка которого сохранилась и сейчас. Дочь Шаховских Мария вышла замуж за графа Федора Эдуардовича Келлера, героя балканской и русско-турецкой войн. В 1899 году Ф.Э.Келлер стал губернатором Екатеринослава, но началась русско-японская война, и в 1904 он добровольцем пошел на фронт, был смертельно ранен. Похоронен в семейной усыпальнице в Сенницах. При Келлерах усадьба пережила самые лучшие годы. На рубеже XIX-XX веков построен новый дом в английском стиле с готическими окнами, башнями, каменными террасами. В доме были собраны богатые коллекции живописи, монет, оружия; была хорошая библиотека. Кое-что сохранилось в коллекции Зарайского музея. Тогда же была построена электростанция, и уже в начале ХХ века вся усадьба была электрифицирована. В парке появились новые виды деревьев: манчжурский орех, Веймутова сосна, серебристый тополь. На склонах оврагов были высажены сосны и ели. Усадьба была передовой по тем временам, здесь располагалось суконое производство, 4 миткалевые фабрики. До революции торгово-промышленный оборот Сенниц достигал 40200 рублей.В начале семейная жизнь Келлеров складывалась более чем удачно. В 1883 году родился сын Александр, в 1884 - дочь Мария. Однако родителей ждало большой горе, в 1894 году девятилетняя Мария скончалась от травм, полученных во время катания с ледяной горки. Тогда в Сенницах была построена усыпальница-оранжерея (по проекту модного архитектора Н.В.Султанова), где круглый год росли и цвели экзотические растения. Сына на некоторое время отправили в Париж, а затем определили в Пажеский корпус в Петербурге. Когда началась русско-японская война, Александр, как и его отец, решил отправиться на фронт. По окончании войны учился в академии Генерального штаба. Александр увлекался коллекционированием оружия и предметов декоративно-прикладного искусства. В Сенницах он создал музей естественной истории, где были гербарий, коллекция минералов (1609 образцов), зоологическая, орнитологическая и палеонтологическая коллекции. Свободное время Александр с женой и сыном проводил в Сенницах, но в 1911 году трехлетний Федор умер от дифтерита. Мальчик был похоронен в усыпальнице-оранжерее. После революции А.Ф.Келлер эмигрировал, скончался в 1946 году в Париже. Усадьба в Сенницах была национализирована в 1918 году, ценные художественные произведения поступили в Зарайский музей (среди них - портрет графини М.А.Келлер работы Л.С.Бакста), коллекция минералов - в музей Московской горной академии. Вознесенская церковь была разорена в 1930-е годы.Дворец разрушен, исчезли фонтаны, оранжерея-усыпальница. В 1992 году было принято решение о восстановлении усадьбы. Ныне отреставрирована Вознесенская церковь, почти закончены реставрационные работы в южной части усадьбы (дом управляющего, конный двор восстановлены). Более заброшенное впечатление производит территория, где стоял главный дом. Но здесь очень приятно гулять: парк, пруды, водяная мельница...

Мельница в Сенницах

Вы знаете, что постоянно злило и мучило Петра? Это лихоимство, взятки, мздаимство и, особенно, казнокрадство. Как только он ни боролся с ними. История его борьбы с этими явлениями, которые он постоянно встречал повсюду - это целая эпопея.

Одна история связана с князем Гагариным. Петр назначает князя Гагарина губернатором в Сибирь. До этого князь показал себя очень хорошо, будучи комендантом Москвы, а так как Петру постоянно ставили в упрек то, что он назначает на крупные должности людей безродных или, как тогда говорили, людей подлого происхождения, Петр решил поставить на эту должность князя Гагарина, человека знатного рода. Поставил и, вроде, оправдал себя князь.

Тем временем, в качестве одной из мер борьбы со взятками и казнокрадством, Петр учредил институт фискалов, которые должны были доносить о разных непорядках такого рода. Обер-фискалом был поставлен Нестеров. И вот, к этому Нестерову через год-два после назначения князя Гагарина начали постепенно приходить жалобы на князя: "Нет управы на него, творит, что хочет". А надо заметить, что Петр, мало того, что сделал его губернатором, так еще и отдал ему судейские функции. Жалобы на Гагарина поступали чем дальше, тем больше: "Построил себе дворец неслыханной роскоши, всюду бриллианты, сапфиры, серебрянная посуда, серебрянные подковы у лошадей, потолок - не потолок, а стеклянный аквариум, рыбы там плавают".

Поступают эти жалобы Нестерову в Петербург, Нестеров пересылает их Меньшикову в Сенат, а оттуда никакого ответа и действий. Нестеров выясняет, что Меньшиков принимает поднощения и подарки, в том числе и от князя Гагарина. Вообщем, как говорят сейчас, у Гагарина все было схвачено, а по выражению того времени - уши были без дырок. Ничего из Сената не выходило, все там вязло и глушилось. Тогда Нестеров пробивается к Петру, но письменных доказательств не было - на Гагарина работали ловкие стряпчие (юристы) и никаких подтверждающих документов Нестеров не имел. Жалобы и доносы идут, а документов нет.

Петр понимает, что для того, чтобы предъявить эти претензии Гагарину, нужны доказательства, и он отправляет одного своего верного полковника в Сибирь, в Тобольск, где была резиденция князя, и наказывает полковнику добыть документы, взять свидетельства у чиновников о тех безобразиях, которые чинит князь Гагарин. Инструктирует его о том, чтобы он сделал все умело, достаточно осторожно.

Весь этот разговор совершается в большой тайне, и тем не менее Екатерина откуда-то проведала об этом, вызвала к себе полковника и попросила его, якобы, не расстраивать государя и привести благоприятные сведения. Полковник отправляется в Тобольск. А перед этим Петр поступает предусмотрительно и вызывает Гагарина из Сибири в Петербург под предлогом участия в суде над царевичем Алексеем. Вызвал с тем, чтобы в Тобольске князь Гагарин не мешал полковнику. Естественно, в Петербурге до Гагарина дошли сведения о миссии полковника и он посылает своего гонца, чтобы организовать по дороге свидетелей. Так что полковнику, в угоду Екатерине, не пришлось особенно трудиться, ему и так предоставляли только положительные документы и нужных свидетелей.

У Петра, то ли возникли подозрения, то ли ему кто-то что-то шепнул, но он вызывает к себе денщика Лихарева, одного из самых верных ему людей, и просит его:

- Отправляйся в Сибирь, прикинься помещиком, пьянствуй, гуляй, что хочешь делай, но чтобы тебя не разоблачили и добудь мне документы, настоящих свидетелей. Я хочу, чтобы все было мне доподлино известно.

Так Лихарев и делает - едет по Сибирскому тракту, гуляет, пьет, встречает по дороге возвращающегося полковника, ловко его минует и приезжает в Тобольск, где все уже успокоились. Опечатывает канцелярию и начинает по-настоящему допрашивать чиновников. И добывает документы, обличающие князя Гагарина во вского рода поборах и казнокрадстве. Выяснилось также, что Гагарин делал дорогие подношения государыне Екатерине от своего имени, а покупал их за казенный счет, присваивал.

Полковник же, приехав в Петербург, докладывает Петру, что ревизия проведена благополучно, никаких нарушений не замечено и отзывы о князе Гагарине самые положительные. Петр выслушивает доклад, ничего не говорит.

Возвращается Лихарев. Петр вызывает полковника и просит Лихарева при нем рассказать о том, что он добыл в Тобольске. Полковник выслушал все, упал на колени и стал молить Петра о прощении. Петр его спрашивает:

- Каким образом ты допустил чтобы тебя обманули?

- Да вот, государыня просила меня, и я не мог ей отказать.

- А ты кому присягу давал, мне или государыне?

- Да я боялся вас поссорить, - сказал полковник.

- Поссорить ты нас не мог. Я ей дам взбучку и на этом дело кончится, а вот тебя за нарушение присяги придется казнить.

Состоялся суд. Обоих, и князя Гагарина, и полковника приговорили к смертной казни. Казнили на Троицкой площади. Петр приказал, чтобы весь двор присутствовал на казни. Это была показательная казнь. Петр хотел на примере этом научить всех, припугнуть всех, показать всем, что не посчитается он ни с княжеством, ни со знатностью. Отвечать будут все.

Весь двор и Екатерина смотрели, как повесили князя Гагарина, а полковника, учитывая его заслуги на Полтавской битве, расстреляли.

Виселицу с князем Гагариным потом возили по Петербургу несколько месяцев - на устрашение всем.


убернатор в 1719 г. был снят Петром I со своего поста и отозван для дачи показаний о
злоупотреблениях и взятках. Затем был предан суду и казнен в 1721 г.
Вот как описывает Страленберг характер и привычки губернатора: «Он в Сибири
снял свой парик и одевался в наполовину русское, наполовину немецкое платье,
притворяясь очень благочестивым, ежедневно посещая церковь и строго придерживаясь
постов, с крестьянами при входе и выходе из церкви милостиво разговаривал,
обнадеживал их лучшими временами, и таким просителям всегда давал быстрое решение
обещанием возможной помощи. Так, он не забывал оказывать много добра шведским
пленным и очень беспокоился, чтоб они в своей бедности могли что-нибудь заработать».
Так, Страленберг в своей книге сообщает о М. П. Гагарине, с которым лично был
знаком. Далее он рассказывает, как тот хотел создать у себя регулярную армию и на какие
ухищрения пускался.
«Он легко мог создать пехоту и в случае необходимости мог иметь много шведских
пленных в качестве офицеров». Но вопрос упирался в изготовление оружия для сибирской
армии. И хотя в Тобольске была своя оружейная мастерская, но количество ружей,
производимых ею, весьма не велико, да и все они строго учитывались вышестоящими
властями. Пушек же и принадлежащих к ним ядер было достаточно в запасе и работе
на сибирских железоделательных заводах». Далее Страленберг рассказывает об
экспедиции Бухгольца:
«Он послал несколько человек в Бухару (где некоторые реки содержат немного
золотого песку) и закупал его там столько, сколько только мог достать. И когда собрали
около 10 фунтов, он с ним совершил путешествие в Петербург и доложил царю, сказав,
что золотой песок можно найти ближе, чем это было на самом деле. Но при этом он
доложил, что не так легко туда попасть, и калмыков только силой можно заставить
пропустить русские отряды, а он бы захватил эти места, если ему предоставят для
этого 100000 человек, ружья и амуницию, и еще мастеров по изготовлению ружей и
пороха. Все остальное найдется в самой Сибири.
86
Царь, которому это предложение было очень приятно, оказал ему много милости,
обещая все послать, но этой лисе не особо доверял, а назначил полковником Бухгольца,
которого Гагарин должен был снабдить всем необходимым для этой экспедиции, что для
Гагарина было тяжелой и неприятной вестью, но он должен был терпеть, что
названный полковник вскоре с 300 солдатами вышел из Тобольска, чтоб занять стоянку
на Иртыше, вследствие чего постепенно все интриги князя Гагарина не только
открылись, но он, наконец, после семикратной пытки был приговорен к заслуженному
наказанию, к виселице. Что Сибирь протерпела от его аренды и как она была разорена
очевидно» (Э. П. Зиннер «Известия шведских военнопленных о Сибири», Иркутск, 1961).
Надо сказать, что сибирские губернаторы зачастую вели себя как поместные князья,
а потому порой случались такие казусы, которые иначе как самодурством назвать трудно.
Так, первый сибирский губернатор князь М. П. Гагарин был повешен в Петербурге в
1721 г. «за неслыханное воровство».
Успешно занимались разведением леса в начале XX ст. граф Ф.Э. Келлер (посадивший в окрестностях селений Сенницы, Ратькино и Секирино сосну на 466 гектарах












Год постройки и архитектор 1894, Н.В.Султанов усыпальница
. Князья Гагарины

являются прямыми потомками легендарного князя Рюрика - истинного скандинава.
Другой такой модник в петровское время был князь Матвей Петрович Гагарин, сибирский губернатор в городе Тобольске. Этот вельможа удивлял всех своею царскою пышностью. Он в первое время пользовался большим доверием императора и потому почти самовластно управлял такою обширною и богатою страною, как Сибирь. У него за столом подавали кушанья на пятидесяти серебряных блюдах; сам же он ел только на золотых тарелках. Колеса его кареты были также серебряные, и лошади подкованы серебряными и золотыми подковами. Парадный мундир князя Гагарина был залит алмазами. Пряжки его башмаков стоили десятки тысяч. Князь был видом очень невзрачный: невысокого роста, черноватый, с быстрыми движениями.
Князь Гагарин выстроил в Москве, в Белом" городе, обширные и роскошные палаты, где стены были зеркальные, а потолки - из стекол, на которых плавали в воде живые рыбы. Эти великолепные палаты, на образе венецианских, воздвигнуты были, вероятно, по проекту какого-нибудь иностранного архитектора. Четырехэтажные комнаты выходили фасадом на Тверскую улицу, образуя портал с двумя павильонами; в уступах между ними, в арках, устроена была открытая терраса с балюстрадою.
В бельэтаже у портала и обоих павильонов висели балконы из белого камня, украшенные вычурною резьбою. Наличники и сандрики над окнами состояли из орнаментов, искусно высеченных из камня. Над подъездными воротами видно было клеймо, увенчанное княжескою короною и запечатленное следующею надписью: "Боже, во имя Твое спаси".
Из бельэтажа на улицу по обе стороны ворот были красивые крыльца с оборотами, с фигурами, балюстрадами и т. д. На заднем фасаде дома на дворе был длинный балкон с художественными орнаментами.
Внутреннее великолепие палат соответствовало и внешнему: разного рода дорогое дерево, мрамор, хрусталь, бронза, серебро и золото - все было употреблено на украшение покоев. Зеркальные потолки отражали в себе блеск жирандолей, люстр, канделябр, в висячих больших хрустальных сосудах плавали живые рыбы; разноцветные наборные полы представляли узорчатые ковры. Одни оклады образов его в спальне, осыпанные бриллиантами, стоили, по оценке тогдашних ювелиров, более 130 тыс. руб. В числе его несметных сокровищ был самый драгоценный из всех доныне известных в целом свете рубин, привезенный ему из Китая.

«Сибирские мифы, сибирские были»
«Сибирские мифы, сибирские были»

 

Автор: Олег ВОРОНИН, Москва, специально для «Восточно-Сибирской правды»

На прошедшей недавно в Москве книжной выставке интеллектуальной литературы «Нон-фикшн» сибирская тема прямо не фиксировалась, но «азиатская Россия» как бы незримо присутствовала в большинстве презентаций, дискуссий и парадных мероприятий.


Царский указ в Сибирскую губернию губернатору князю Матвею Петровичу Гагарину

Ровно 300 лет назад Пётр I своим указом поделил Российскую империю на восемь губерний. Среди них была учреждена и Сибирская, в состав которой входили Приуралье (Пермь и Вятка), Сибирь и Дальний Восток. Административным центром стал Тобольск, а первым сибирским губернатором был назначен Матвей Петрович Гагарин. Книгу о его злосчастной судьбе и представляли на выставке Тюменское областное издательство и краевед Сергей Туров. И хотя «дело Гагарина» было связано прежде всего с Тобольском, он оставил свой след и в Иркутске, и в Забайкалье (с 1691 по 1693 г. он был товарищем воеводы в Иркутске у своего родного брата князя И. Гагарина, а с 1693 по 1695 г. – воеводой в Нерчинске («Даурах»).

Согласно исследованию знаменитого публициста и генеалога князя Петра Долгорукова (первый полный русский перевод его «Записок» представляло на выставке петербургское издательство «Гуманитарная академия»), князья Гагарины происходили из древнего княжеского рода – Стародубской ветви Рюриковичей. По окончании срока воеводства он был отозван в Москву и использовался Петром I в качестве руководителя работ по сооружению каналов между Волгой и Доном, Балтикой, Каспийским и Чёрным морями. При назначении в 1708 году в Сибирскую губернию Матвей Петрович именовался как «московский комендант и генерал-президент, сибирский провинциальный судья». В 1711 г. князь впервые выехал в Тобольск, получив официальный титул сибирского губернатора.

Деятельный и честолюбивый губернатор правил Сибирью с размахом. Благодаря его усилиям заметно оживились дипломатические контакты и наладились регулярные торговые связи с «кыргызами» (казахами), среднеазиатскими государствами, Китаем. Гагарин добился разрешения на продолжение «каменного дела» в Тобольске, хотя в 1714 г. указом Петра I оно было запрещено повсюду, кроме Санкт-Петербурга. В 1714–1717 гг. в сибирской столице сооружаются южные, Дмитриевские, ворота кремля с палатой (рентереей) для хранения казны над ними, а затем западная часть крепостной стены и несколько башен. Дабы обезопасить высокий берег Иртыша, на котором стоит нагорная часть Тобольска, воды Тобола были отведены в новое русло. При этих работах губернатор использовал свой богатый опыт гидростроителя и пленных шведов. С пленными в Тобольске обходились гуманно, им была предоставлена возможность зарабатывать на жизнь различными ремёслами. Гагарин выделял по нескольку тысяч рублей для раздачи наиболее нуждавшимся военнопленным. Установление морского пути из Охотска на Камчатку, основание и заселение новых крепостей по Ишиму и Оми – тоже заслуга первого сибирского губернатора. При нём сибирские дороги впервые стали украшаться верстовыми столбами, была проведена первая петровская секуляризация монастырских имуществ.

Губернатор много заботился о «приискании» природных богатств Сибири, по большей части руд и минералов. С этой его деятельностью связана одна из самых страшных катастроф в истории Сибири XVIII века. В 1713 г. Гагарин донёс Петру I, что во владениях киргиз-кайсаков, в Эркете (Яркете), добывается песочное золото. Побуждаемый радужными прожектами Гагарина, Пётр I отправил крупную военную экспедицию с целью овладеть золотыми приисками под командованием подполковника Бухгольца. Экспедиция закончилась катастрофой. Эркет достигнут не был, более 3 тысяч человек погибли от голода, болезней, были убиты или попали в плен. Однако, как заметил историк П. Словцов, «угодливость царю русскому, всегда текущая из сердца преданного, но не всегда соображённая в голове, была в настоящем деле важною, но не преступною ошибкою кн. Гагарина». В деле поиска драгоценных металлов были у губернатора и успехи. Матвей Петрович преуспел в «археологии». Ещё в XVII в. в Сибири находили «бугровое золото». Сначала древние курганы вскрывали случайно, но уже в XVIII в. это занятие стало выгодным и регулярным промыслом местных крестьян и аборигенов.

В книге «Северная и восточная части Татарии», вышедшей в 1705 г., голландский путешественник Н. Витсен писал: «Недалеко от Тобола встречаются под горами особого рода весьма древние могилы. Наряду с ординарными золотыми вещами находили даже в таких могилах целые золотые шахматы и большие золотые пластины, на которых лежали трупы, яко в одежде». Князь Гагарин придал поиску «бугрового золота» государственное значение и размах. По его приказу начинаются систематические раскопки курганов по Тоболу, Иртышу, Енисею, на Урале и Алтае. Из драгоценных находок постепенно складывается целая коллекция золотых вещей, сегодня известная как сибирская коллекция Петра I и составляющая гордость Государственного Эрмитажа.

Однако при всей своей энергичности и заслугах перед царём князь не забывал и собственной выгоды. Слухи о его «лихоимстве» тянулись ещё из Иркутска и Нерчинска. Поводами к подозрениям были огромные богатства князя и показная роскошь быта. По Долгорукову, Гагарин «удивлял всех своей пышностью: за обеденным столом его подавали кушанье в постные дни на пятидесяти серебряных блюдах; колёса у карет были окованы серебром; подковы у коней серебряные и золотые; в московском доме на Тверской стены были зеркальные, образа, находившиеся в его спальне и обложенные бриллиантами, стоили, по свидетельству тогдашних ювелиров, более ста тридцати тысяч рублей». Кроме таможенных и кабацких сборов, в Сибирской губернии были ещё две богатейшие статьи доходов: ясак и торговля с Китаем.

Обер-фискал Алексей Нестеров ещё в 1714 г. писал царю: «Проведал я в подлиннике, что князь Гагарин свои и других частных людей товары пропускает в Китай под видом государевых с особенными от него назначенными купчинами, отчего как сам, так и эти его приятели получают превеликое богатство, а других никого к китайскому торгу не допускают; от этого запрета и бесторжицы многие пришли во всеоконечное оскудение. Предлагал я в Сенат, чтоб послать в Сибирь верного человека и с ним фискала из купечества для осмотру и переписки товаров в последнем городе, куда приходит караван, но учинить того не соизволили». Долгое время губернатор уходил от ответственности, используя покровительство А. Меншикова и царицы Екатерины. Сенат велел уничтожить документы, свидетельствовавшие о бессовестном расхищении казны в Сибирском приказе. Но в 1717 г., воспользовавшись прибытием царя в Москву, Нестеров добился передачи следствия в руки специальной комиссии, составленной из офицеров лейб-гвардии.

В ходе следствия открылось, что Гагарин «утаил хлеб, купленный в Вятке для отпуска за море, велел брать казённые деньги и товары на свои расходы, а приходные и расходные книги кинул; брал взятки на отдачу на откуп винной продажи, писал угрожающее письмо купчине Гусятникову, чтоб прислал ему китайские подарки, что и было исполнено; взял у купчины Карамышева казённые товары и заплатил за них казёнными же деньгами, причём переводных писем в Сибирском приказе записывать не велел; взял у князя Якова Долгорукого в китайский торг товары без оценки и, не дождавшись купчины с караваном, велел выдать деньги вдвое; удержал три алмазных перстня и алмаз в гнезде, купленный на деньги, взятые в китайский торг из комнаты царицы Екатерины Алексеевны; взял себе товары из каравана купчины Худякова и, приняв у купчины книги этих караванов, сжёг».

Общая сумма растраты казённых денег, вменявшаяся Гагарину в вину, исчислялась в 305554 рубля – деньги по тем временам колоссальные. В 1719 г. Гагарина отстранили от должности. Будучи «пытан и неоднократно бит кнутом», Матвей Петрович во всём повинился и написал царю покаянное письмо, в котором просил милосердия и помилования и обещал уйти в монастырь «для пропитания». Но вместо монастыря Пётр назначил бывшему сибирскому губернатору виселицу и конфискацию имущества, утвердив 14 марта 1721 г. соответствующий приговор Сената. Уже через день, 16 марта, М.П. Гагарин был повешен в присутствии царя перед окнами Юстиц-коллегии. Тело его провисело, укрепляемое цепями, по меньшей мере до ноября.

С пребыванием М.П. Гагарина в должности сибирского губернатора связан один миф. Он якобы планировал отделение Сибири от России. Миф этот, по-видимому, родился ещё во время дознания. Тому поспособствовало и напутствие, данное Петром I следователям: «Его царское величество изволили приказать о нём, Гагарине, сказывать в городах Сибирской губернии, что он, Гагарин, плут и недобрый человек и в Сибири ему уже губернатором не быть, а будет прислан на его место иной». Естественно, что после такой установки явились многочисленные доносы, в том числе самые невероятные. В своё время материалы дела князя Гагарина изучила Екатерина II и пришла к близкому выводу.

В своих «Записках» Пётр Долгоруков, имевший доступ к государственным архивам, пересказывает полный текст обвинительного акта. В частности, кроме «лихоимства» Гагарину инкриминировались следующие «преступления»: «...2. Имел намерение поднять в Сибири бунт и провозгласить себя её государем... 5. На все обращённые к нему жалобы... отвечал, что он к тому непричастен, что всё происходит по вине царя и что если бы верховная власть принадлежала ему... то население благодарило бы небо за свою судьбу... 7. С целью возмущения умов и подготовки бунта разжигал недовольство раскольников и распускал слух, что царь намеревается принудить своих подданных сменить веру... 10. Перекрыл все дороги... из Сибири в Россию... 12. Увеличил без надобности Сибирское войско... 13. Создал второй драгунский отряд, хотя и одного было достаточно... 14. Увеличил численность регулярных войск и поставил их под командование пленных шведских офицеров... 15. Лил пушки на сибирских заводах». Одним словом, не ординарный вор и казнокрад, а «сибирский сепаратист». Нынешним «поборникам независимой Сибири», квакающим на некоторых «оппозиционных» сайтах, впору объявлять князя своим предтечей. А ведь вовсю понося «оккупационный режим москалей», не задумываются, что с ними было бы при Петре или «великом Сталине». Действительно, «история может повторяться дважды, но вторично уже не как трагедия, а как фарс».
Дом М. Гагарина в Москве. 1707 г.

 Дом М. Гагарина в Москве. 1707 г.

Дом М. Гагарина в Москве. 1707 г.

К. Белов. Тобольск
К. Белов. Тобольск

 Родовой герб князей Гагариных

 Родовой герб князей Гагариных

   Источники
Хотя и сохранилась достаточно отрывочная переписка разных периодов Матвея Гагарина с царем, царевичем Алексеем, Ф. Ромодановским, князем Меншиковым, Т. Стрешневым, И.А. Мусиным-Пушкиным, Б.П. Шереметевым, Ф. Апраксиным, сибирскими воеводами и комендантами, но странным образом не сохранилось собственно следственное дело по злоупотреблениям первого губернатора Сибири. Историки в большей части вынуждены опираться на факты, приведенные С.М. Соловьевым в его "Истории России с древнейших времен", который показывает лишь доводы обер-фискала Нестерова о взятках и казнокрадстве. Но насколько можно верить словам (не подтвержденным документально) человека, который через год после казни Гагарина сам был казнен за взятки! Современные историки и краеведы, большей частью не работавшие с архивными первоисточниками, из статьи в статью пересказывают о Гагарине сведения, почерпнутые из дореволюционных биографических словарей, делая акцент на его богатстве и склонности к роскоши, договариваются до того, что будто бы он коней подковывал золотыми и серебряными подковами.
Первая, пожалуй, попытка взглянуть на Гагарина как на видного государственного деятеля была предпринята известным омским историком, генерал-лейтенантом Г.Е. Катанаевым, который решил написать книгу "Князь Матвей Петрович Гагарин. Генеральный президент Сибирского приказа и Сибирских провинций судия, Московский комендант и всея Сибири губернатор", но не успел ее закончить. Рукопись эта хранится в Госархиве Омской области. В 2005 году эта работа была издана отдельной книгой, в которую вошли кроме рукописи Катанаева подлинные документы и мнения о Гагарине разных историков (составитель Л.И. Огородникова), из которых следует выделить современного историка М. Акишина, основывающего свои выводы на архивных первоисточниках. Эта книга на сегодня дает наиболее полное и объективное представление о первом сибирском губернаторе.
В художественной литературе в какой-то мере попытался реабилитировать Гагарина автор этих строк в романе о походе за песочным золотом и основании Омской крепости "Полуденный зной". Хотя такой задачи поначалу не было, но по мере изучения архивных первоисточников в ЦГАДА, по следам научных публикаций омского историка Е.Н. Евсеева, Гагарин стал одним из главных героев романа. Достаточно выпукло проявилась роль в судьбе Гагарина этой экспедиции за золотым песком, о чем речь ниже.
Стоит отметить также роман о князе Гагарине писателя из Барнаула Александра Родионова "Князь-раб".
Родословная и начало службы
Матвей Гагарин происходит из древнего княжеского рода Рюриковичей. Основатель рода - Михаил Гагара. Он был внуком правителя Стародубского княжества. А первый правитель Стародубского княжества князь Иван был внуком Всеволода Большое Гнездо. Знатность происхождения не гарантировала безопасность. При Иване Грозном 18 Гагариных оказались в опале и были помещены в Казанском крае, двое были казнены.
В ХVII веке Гагарины занимали не очень крупные должности. 12 Гагариных с 1606 по 1690 год были на воеводстве в Сибири.
Дед Матвея Гагарина, Афанасий Федорович, воеводствовал в Томске в 1623-24 годах. Князь Петр Афанасьевич, отец Матвея, был воеводой в Нарыме (1665-1667) и Березове (1667-1670).
Матвей Петрович родился в 1659 году. Службу начал в 1686 году стольником. В 1691 году был послан в Иркутск "товарищем" (т.е. заместителем) воеводы к брату Ивану Петровичу, а с 1693 по 1695 уже самостоятельно был воеводой в Нерчинске, на китайской границе. А в Якутске воеводствовал его двоюродный брат Иван Михайлович. Таким образом, фактически вся Восточная Сибирь была под властью Гагариных. Столетие хищной охоты на соболя привело к тому, что ясачные сборы стали падать. Гагариных заподозрили в нерадении и злоупотреблении. В частности, в том, что они покупали в Китае по дешевке товары, пользующие спросом в России, а комиссионные не платили. В результате сыска братья попали под суд и были отозваны из Сибири. Имущество, которое они намеревались привезти из Сибири, было конфисковано, на них наложена пеня 13 376 рублей. Но это не сломало карьеры. В 1701 году Матвей Гагарин послан в Польшу с поручением царя, очевидно, по налаживанию союза против Швеции. По возвращении его ждало новое большое дело.
Водных дел начальник
После взятия Азова в 1696 году Петр I пожелал соединить Дон с Волгою, чтобы с севера можно было плавать на юг. Для этого использовали Иван-озеро (в Тульской губернии), соединяющееся через реки Шати и Упы с Окой. Руководить работами был назначен Матвей Гагарин. Он же был начальным человеком на перекопных работах Вышневолоцкой системы, соединяющей Балтийское море с Каспийским и Черным. С помощью каналов путь пролегал из Волги Тверцою вверх, из Тверцы во Мсту, а Мстою в Новгород, а оттуда в Балтийское море.
Так как Вышний Волочек был в 560 верстах от Иван-озера, в помощь Матвею был придан его брат князь Василий Петрович. За шесть лет до 1707 года было построено 24 шлюза, через которые было пропущено до 300 судов.
Петр был доволен работой Матвея Гагарина, о чем говорит тот факт, что в 1703 году на торжественном открытии в Воронеже водных сооружений Гагарин в письме к Меншикову был включен в список близких к царю лиц.
Петр не забывал Гагарина и уже в бытность того Сибирским губернатором. В 1712 году, когда Гагарин приехал в Москву по делам губернии, ему было поручено осмотреть результат перекопных работ между Тверцою и Мстою и рассмотреть вопрос расширения всей Вышневолоцкой системы, для чего: "1-ое, осмотреть Мстинские пороги; 2-е, осмотреть обход реками Иверью и Вильею; 3-е, из Мологи ко Мсте или… и, осмотря, где лучше, тут велеть готовить работникам припасы, а самим ехать на Вытегру и Шексну. И, осмотря все, быть с полным доношением к Сенату к Москве, чтобы будущею весною, конечно, где лучше, зачать дело неотложно".
Успешность в руководстве водными делами предопределила дальнейшие назначения.
Комендант московский
В 1706 году кн. Гагарин назначен "начальным человеком" Сибирского приказа. Согласно указу он должен был именоваться "генеральным президентом и Сибирских провинций судьею". При этом назначении учлось, по всему, знание Гагариным Сибири.
В мае 1707 в дополнение к этой должности он назначен московским комендантом и приступил к укреплению города ввиду угрозы прорыва шведской армии к Москве. Он приказал отобрать у всех иностранцев русских слуг без разбора в солдаты, а затем потребовал с Немецкой слободы по одному человеку с трех печей на работы по укреплению города. Английский посланник Витворт с трудом выхлопотал у Гагарина возможность сохранить слуг по списку, согласованному с Матвеем Гагариным. Князь Гагарин был в личной переписке с царем, выполнял его поручения, в частности, изготовил и послал ему одеяло на лисьем меху, крытое парчой. В августе 1709 года Петр велел Гагарину отдать англичанину Вилиму Ллойду стеклянные заводы у села Воробьева на 10 лет с условием, чтобы тот увеличил производство и обучил стеклянному делу 12 русских.
Гагарин был весьма образованным человеком, в отличие, например, от Меншикова, умевшего только расписываться. Об этом говорит тот факт, что в 1708-1709 гг. Гагарину было поручено наблюдение за гравированием чертежей и фигур к выходящим на Московском печатном дворе книгам по механике и фейерверкам. Начальник Московской типографии А.И. Мусин-Пушкин писал царю: "А г. Гагарин сказал, которые книги у него были архитектурная и фортификаческая, и те книги послал он тебе, государю, а фигуры де геометрическия умедлил сделать мастер (гравер Пикард) для того, что многие иныя твои государевы были дела, да и болен многое время был". Гагарин принимал самое активное участие в подготовке русской гражданской азбуки.
В эти годы Гагарин стал одним из самых влиятельных вельмож. 23 ноября 1707 года он организовал обед по случаю именин А.Д. Меншикова, где присутствовала вдовствующая царица, царевна Наталия и около 400 знатнейших гостей. Его сын Алексей женился на дочери барона П.П. Шафирова, одна из дочерей была замужем за графом И.Г. Головкиным, а другая постриглась в монахини, чтобы не выходить замуж за сына графа И.И. Мусина-Пушкина.
В 1709 году князь Б.И. Куракин писал: "Приезд в Москву ставлю себе за счастье от всех в приемности особливой всего моего веку. На остатке покажу то, что при отъезде моем самом имел в доме своем столько персон знаменитых, как кн. Гагарина - коменданта Московского, так и других прочих".
Одной из главных обязанностей было снабжение армии. Историк М. Акишин пишет: "В распоряжении кн. М.П. Гагарина находился весь обширный гарнизон Московской губернии, а также все рекруты и военные припасы, которые направлялись через Москву в действующую армию. Гагарин не только комплектовал в Москве новые полки и отправлял их на театры военных действий, но, по заданиям царя, руководил всеми потоками людей и оружия, которые стекались со всей России к столице. Таким образом, он фактически стал начальником тыла русской армии в годы побед под Лесной и Полтавой. Его вклад в эти победы вполне сравним с делами самого Петра I, князей А.Д. Меншикова и В.В. Долгорукова".
В июле 1709 Москва бурно отметила Полтавскую викторию. С укреплений было сделано несколько тысяч выстрелов, город погрузился в разноцветье фейерверков. Было дано два торжественных обеда у царевича Алексея и коменданта Гагарина. Гагарин велел выставить перед своими палатами для народа и шведских пленных разные кушанья, много бочек с вином, водкою, медом и пивом.
Пленные шведы были в распоряжении коменданта, по приказу царя он организовывал шествие пленных по случаю побед русского оружия. Сталину было с кого брать пример.
4 августа 1709 года в Москве случился сильный пожар. Сгорело около 5 тысяч домов, в том числе и знаменитый дом Гагарина, построенный в венецианском стиле по проекту Джованни Марио Фонтана. У очевидцев он вызывал восхищение внутренним убранством и роскошью, оригинальным украшением были висячие аквариумы…
После пожара Гагарин с одобрения царя запретил строительство деревянных домов в Китай-городе.
Первый сибирский губернатор
Одновременно с исполнением обязанностей московского коменданта после учреждения в 1708 году восьми губерний, под начало Гагарина была отдана самая крупная - Сибирская губерния. В то время она включала в себя 30 городов, русское население составляло чуть более 600 тысяч человек, из них 85 тысяч служилого населения, в основном казаков. Петр, ни разу не бывавший в Сибири, слабо представлял, что это такое. Для него она была вроде колонии - источник доходов и рекрутов. Надо сказать, что даже в отсутствие Гагарина (в Тобольск в качестве губернатора прибыл лишь в середине 1911 года) доходы от сибирских городов возросли с 275 382 руб. в 1706 году до 665 100 руб. в 1709 г.
Основными источниками дохода были таможенные и кабацкие сборы, ясак и торговля с Китаем.
Рассказывают легенды о пышном въезде в Сибирь губернатора на судах, обитых внутри красным бархатом, разбрасывании денег в народ "на драку", о выездах в каретах с серебряными шипами, подбитыми золотыми гвоздями и т.д.
Реальная же деятельность развивалась по нескольким основным направлениям: благоустройство столицы Сибири Тобольска, просвещение края, укрепление и утверждение православия как среди русского населения, так и среди инородцев, внешне дипломатическая деятельность с Китаем, Джунгарским ханством и киргиз-кайсаками.
Рассмотрим кратко результаты деятельности Гагарина по этим направлениям.
При Гагарине был достроен Тобольский каменный кремль - единственный таковой в Сибири. В частности, с привлечением пленных шведов была построена Рентерея (хранилище казны) над Прямским взвозом. Гагарин, прокопав канал, изменил устье впадения Тобола в Иртыш, который подмывал своим напором берег, что грозило обрушением зданий на нагорной части столицы Сибири - опыт перекопных работ на Вышневолоцких шлюзах пригодился.
В сотрудничестве с митрополитами Филофеем Лещинским (в монашестве Феодор) и Иоанном Максимовичем Гагарин всеми силами содействовал обращению сибирских инородцев в православную веру. При Гагарине только в инородческих волостях было построено 37 церквей. Филофеем же было крещено около 40 000 тысяч инородцев. Иоанн Максимович направил духовную миссию в Китай.
В Тобольске при Гагарине были открыты школы на архиерейском дворе, цифирная и школа пленных шведов. Причем по числу учащихся в 1722 году (224 человека) цифирная школа была второй в империи.
В Восточной Сибири он всячески поддерживал горное дело. В 1711 году по его велению было отправлено в Москву из Нерчинска 9 пудов 38 фунтов серебра, в 1712 году плавленого серебра оттуда же 4 пуда 35 фунтов 59 золотников.
Но особенно нужно отметить его дипломатическую деятельность. Он строил отношения с Китаем, Джунгарским ханством, монголами и киргиз-кайсаками (казахами) так, что те всегда ощущали величие России и, воюя между собой, стремились привлечь Россию в качестве союзника. Благодаря Гагарину территория России увеличилась на 500 тысяч квадратных километров, в основном за счет присоединения земель на южных границах, особенно в степной зоне вверх по Иртышу. Существенную роль в этом сыграла экспедиция за песочным золотом подполковника И.Д. Бухолца, инициированная князем Гагариным. О ней мы в свое время подробно писали. Здесь только отметим, что неудачная по замыслу и вряд ли выполнимая (пройти менее чем трехтысячным отрядом внутрь Джунгарского ханства пусть и "в поисках руд"), она завершилась основанием Омской крепости, а затем в течение всего лишь пяти лет с 1716 по 1721 года - Железинской, Ямышевской, Семипалатинской и Усть-Каменогорской крепостей.
Следствие и казнь
В 1712 и 1713 гг. обер-фискал Нестеров доносил о губернаторском расхищении государевой казны. В 1715 году князь Гагарин был вызван в Санкт-Петербург и должен был отвечать перед комиссией князя В.В. Долгорукова. Обвинение исходило из того, что оклад 1711 года показан губернатором слишком мал. Следователи сравнивали табель с собственной ведомостью губернатора. Получалось, например, что сбор ясака за 1710 год составил 56 482 рубля, по табели значилось 49 685 рублей, а в 1705 году был 100 000 рублей. Или от железных заводов по табели следовало получить 2 293 рубля, а получено было 20 387 рублей - это тоже ставилось в вину, мол, специально занизил доход по табели, чтобы сборы сверх табели присваивать. Гагарин сумел оправдаться. Он писал в одном из донесений: "А та многая недоплата в положенные места учинилась оттого, что в прошлом 1715 г. по имянному Его Величества Царскому Указу велено мне быть в С-Петербурге, а в губернии всякое управление велено ведать кроме меня обер-комиссару Ив. Бибикову, и тот 1715 году даже и до половины 1716 г. все правил, и той ради моей отлучки учинилось великое неисправление, а в сборах помешательство".
Нестеров не успокоился, писал, что комиссия Долгорукова вела дело "с закрытием, как ему, Гагарину, в том надобно".
В 1717 году князь Гагарин был вызван в новую столицу для участия в суде над царевичем Алексеем. В своей неприязни к деяниям отца он дошел до прямого предательства, спрятался за границей, но был там схвачен и привезен в Санкт-Петербург. Петр не стал решать судьбу царевича сам, а отдал на усмотрение Верховного суда. Членами этого суда стали и Гагарин, и Бухолц. Их подписи в числе других стоят под приговором суда царевичу Алексею. Ему был вынесен смертный приговор. Алексей якобы умер в тюрьме, но ходили упорные слухи, что он задушен подушкой капитаном Румянцевым и Толстым.
А в 1718 году следствие было открыто вновь, но вели его уже гвардейские офицеры под началом Дмитриева-Мамонова. Гагарину насчитали недоплат из Сибирской губернии с 1713 по 1717 год включительно 305 554 рублей. Он просил зачесть на незапланированные расходы по губернии 281 085 рублей, в том числе 115 373 рубля на организацию экспедиции Бухолца и строительство Ямышевской крепости. Тогда бы доплатить осталось всего 33 926 рублей. И как писал Гагарин: "И то будет отдано товарами вскорости".
Эта не та сумма, за которую нужно было казнить. Друг Гагарина Меншиков злоупотреблял куда как в больших размерах!
Следствие по делу Гагарина двигалось не в его пользу, и 11 января 1719 года он был уволен с поста Сибирского губернатора и взят под караул. 22 января уже и Бухолц отвечал перед Сенатом о причинах неудачи похода за песочным золотом. Здесь обозначилось основное расхождение между показаниями Гагарина и Бухолца о причинах неудачи экспедиции. 29 января Гагарин, отвечая перед Сенатом, говорил, что неудача произошла из-за того, что Бухолц озлобил калмыков и на словах якобы передал поручику Трубникову, посланному к Джунгарскому правителю, чтобы тот сказал контайше, что он, Бухолц, имеет особый от государя указ, который он должен распечатать в Яркенде, а что в том указе, он не ведает. Из-за этого нарушился мир, и началась война. Бухолц о словесном наказе Трубникову ничего не упоминает.
Видя, что истину по этому делу не открыть, царь посылает в Сибирь майора Лихарева со следующим указом: "Ехать тебе в Сибирь и там розыскать о худых поступках бывшаго губернатора Гагарина о всем против данного тебе реестру подлинно… Между тем трудитца всеми мерами освидетелствовать, по сказкам помянутого Гагарина и подполковника Бухолца, о золоте эркецком: подлинно ли оное есть и от кого Гагарин сведал. Тех людей сыскать, также и других ведомцов, и ехать с ними до тех крепостей, где посажены наши люди и там, разведав старатца сколко возможно дойтить до Зайсана озера…
Также розыскать о подполковнике Бухолце, каким образом у него Ямышевскую крепость контайшинцы взяли, также о прочих его худых поступках освидетелствовать"
В инструкции также говорилось: "Его Царское Величество изволил приказать о нем Гагарине сказывать в городах Сибирской губернии, что он Гагарин плут и недобрый человек, и в Сибири уже ему губернатором не быть, а будет прислан на его место иной".
Майор Лихарев исправно исполнил это указание. В Тобольске он допросил около 80 человек, но "верного ведомца" о золоте не нашел. С отрядом 400 человек он дошел до Зайсан-озера, отбил наскок калмыков во главе с сыном контайши Галдан-Цереном и основал Усть-Каменогорскую крепость. Историк П. Словцов по этому поводу пишет: вот, мол, как надо было действовать Бухолцу. Однако не учитывает, что калмыки не могли выделить войска из-за войны с Китаем, и у Лихарева были прочные тылы - Омская, Ямышевская и Семипалатинская крепости.
Об этих крепостях, как о своих детищах, заботился князь Гагарин, уже находясь под арестом. 19 января 1719 года он послал в Сенат доношение, в котором, хлопоча о жаловании гарнизонным людям, писал: "А пушек и пороху в тех крепостях не малое число и тако имею в том великую опасность, чтоб, тех крепостей не оставя, не разбежались. Також чтобы ныне за удержанием посылки к ним жалованья, также и других припасов не учинили неприятельские люди тем крепостям и людям какого вреду, и чтоб то не было взыскано на мне". Сенат в своем указе по данному доношению определил содержать новопостроенные крепости "по-прежнему из Сибирской губернии", о чем был послан указ новому сибирскому губернатору Алексею Михайловичу Черкасскому.
В 1720 году китайское правительство, узнав, что Гагарин попал под гнев государя из-за того якобы, что проявлял медлительность в отправлении писем в Китай и повинен в беспорядках и убийствах на территории Китая в Карчинской области, прислали грамоту, в которой убеждали царя, что сибирский губернатор в этом не виноват.
После возвращения Лихарева дело по князю Гагарину ускорилось с трагическим для него финалом. Кроме недоплат ему вменялось в вину, что он утаил хлеб, купленный на Вятке , для отправки за море, велел брать казенные деньги и товары на свои расходы, а приходные и расходные книги кинул, брал взятки на откуп пивной и винной торговли, удержал у себя три алмазных перстня, купленных на деньги царицы Екатерины и т.д.
Историки приводят покаянное письмо Гагарина. Но в этом письме нет признания ни по одному пункту обвинений. А лишь общая фраза, что вел дела непорядочно и брал подарки в почесть, что было в то время обыкновенным делом.
11 марта 1721 года он допрошен с пытками, 14 марта Сенат вынес ему смертный приговор с обвинениями по восьми пунктам о хищениях и взяточничестве, а 16 марта 1721 года князь Гагарин был повешен перед окнами Юстиц-коллегии, затем труп перевесили к Новой бирже, а когда веревка перегнила, 25 ноября 1721 года по указанию царя перевешен на цепь. Не сохранилось и его портрета, что представляется странным, ибо сподвижники Петра I куда более низкого ранга сохранились на своих парсунах, то бишь портретах. Иностранный очевидец казни лишь сообщает, что Гагарин был небольшого роста и в коричневых штанах.
Есть основания полагать (судя по подробным ведомостям об имуществе отряда, которые посылал Бухолц из Ямышевской крепости по указу царя), что Петр заподозрил Гагарина в том, что он решил погреть руки на экспедиции за золотом. В ведомостях требовалось указывать цену каждого предмета, но Бухолц ответил, что цены не знает, так как все отпускалось через канцелярию.
Описанные имения Гагарина были отданы царем тем, кто вел следствие и другим "птенцам гнезда Петрова": Дмитриеву-Мамонову, Девиеру, Пашкову, Брюсу. Себе Петр взял только два ружья в серебряной оправе, сделанных мастером Пиленко на Тобольском заводе, открытом при Гагарине.
Шведский капитан Страленберг (из пленных), проживший долгое время в Сибири, в своей книге написал, что Гагарин хотел отделиться Сибирью. Но, как справедливо указывает М. Акишин, если бы это имело место, то осталось бы в следственных документах, к этому времени Петр пережил измену царевича Алексея, Мазепы и вряд ли бы стал скрывать подобный политический аспект. Сохранилась историческая песня о Гагарине, будто лежит он на кровати, любуется рыбами в аквариуме в своем дворце и мечтает построить палаты:
"…Не лучше бы, не хуже государева дворца,
Только тем разве похуже - золотого орла нет".
Уж за эту похвальбу государь его казнил".
Эта песня говорит о том, что, возможно, такие слухи ходили и сохранились в народной памяти.
И еще один факт, говорящий о том, что царь имел приблизительные представления о сибирских делах. Через два месяца после казни Гагарина царь издал указ, в котором приказал снести все крепости, заложенные при Гагарине на Иртыше, кроме Ямышевской, в том числе и Омскую. Но, слава богу, этот указ исполнен не был.